Вольск, подробности

И историки ошибаются

Кто-то может согласиться с этим выводом английского поэта, политика и военного Т. Сидни. Кому-то больше по душе слова Жан-Жака Руссо: «Нет ничего опаснее власти в неумелых руках». Сколько людей за 230 лет существования Вольска побывали на вершине власти. Случались и неумелые правители в истории нашего города, уезда, округа, муниципального образования, района. 7 ноября 1780 года слобода Малыковка волей Екатерины II превратилась в город. Кто стал первым историком нашего края, чьи изыскания дошли до наших дней? Пожалуй, Андрей Филиппович Леопольдов, опубликовавший 150 краеведческих статей. Его «Летописью Саратовской губернии, со времени присоединения сего края к России до 1821 года», «Статистическим описанием Саратовской губернии» и «Биографией Вольского именитого гражданина В. А. Злобина» пользуются краеведы до сих пор. Вторым можно назвать М. М. Владимирова, подарившего нам исследование «Первое столетие Вольска (1780-1880)». Ну и, конечно, протоиерей В. Г. Еланский, опубликовавший очерк «Василий Алексеевич Злобин» ко «дню столетия его посмертного юбилея», то есть в 1914 году. Писал о бывшей Малыковке известнейший историк Н. И. Костомаров в 1859 году в «Памятной книжке Саратовской губернии», другие авторы.

Начав новый проект, мы даже не предполагали, какие сложности нас ожидают. Казалось, проще простого: иди в архив и глотай пыль прошлых веков, перелистывая старые документы. Но… Еще в 1880 году М. Владимиров с раздражением написал: «Дела малыковского волостного правления увезены были в Саратов и таким образом я лишен был возможности пересмотреть их. По всей вероятности, туда же попали и бумаги за 1781-й год, так как в городском архиве, откуда я беру все нижеприводимые данные, их не оказалось». А что остается делать нынешним вольским историкам, когда вывоз наиболее ценных документов из местного филиала облгосархива продолжается? И власти не могут воспрепятствовать этому. В филиале практически не осталось сотрудников, и через год с небольшим, когда в несостоявшейся столице Поволжья сдадут новое здание облархива, наш филиал тихо прикроют, забрав все документы.

Энциклопедия Брокгауза Ф. А. и Ефрона И. А. (1890 — 1916г.г.) утверждает, что первым городским головой стал бывший волостной писарь В. Злобин. Но это совсем не так. Причем, до сих пор недобросовестные создатели электронных сайтов тиражируют эту ошибку. Первым стал в 1781 году Иван Вавилович Расторгуев. При нем городская дума ничем себя не проявила. И на второй срок, утверждает М. Владимиров, он, хотя и «баллотировался после своего трехлетия и в головы, и в бургомистры, и в ратманы, но ни разу и никуда не был избран».

А был ли Волгск?

Городовое самоуправление регулярно изменялось в XVIII-XIX веке: «Учреждение о губерниях» (1775 года), «Устав благочиния» (1782 года), «Городовое положение» (1785 года), реформа 1822 года. Существовало большое количество выборных должностей, и купцы хотя бы один раз в жизни исполняли одну из них. В Вольске жило мало дворян, и практически все купцы исполняли по нескольку раз общественные обязанности.

Городовое положение 1870 года ввело в городах городские думы (законодательный орган) и управы (исполнительный орган). Круг избирателей определялся имущественным цензом. Поэтому многие купцы не только получили избирательные права, но и стали избираться в гласные думы. Купцы зачастую избирались городскими головами. Подобные общественные должности требовали больших финансовых затрат, и купцы иногда стремились избавиться от таких должностей. Городской голова возглавлял и думу, и управу. Бюджеты городов были довольно слабыми, и городские головы часто вкладывали свои средства в развитие городов.

В феврале 1784 года саратовский наместник предложил вольчанам приступить к новым выборам. И здесь нелишне еще раз обратиться к М. Владимирову: «Замечу теперь же, что во всех старых бумагах название города пишется «Волск». Неужели так скоро Волгск стал Волском? Или он им никогда и не был!? Кстати, М. Владимиров даже сомневается, что новое название бывшей Малыковки связано не с Волгой, а со словами «воля» и «вольница». Некоторые краеведы приводят легенду, что Екатерина II думала назвать новый город Злобинском. Но Василий Алексеевич вряд ли был известен императрице. Если уж и было намерение переименовать Вольск, то оно могло быть в период с 1790 по 96 годы. Правил городом Злобин с 1784 по 1787 годы. Причем его избрали единогласно: 71 голос «за». Каких-то документов о деятельности Злобина на должности главы не удалось отыскать даже М. Владимирову. Он и другие исследователи, в основном, рассуждают о том, как Василий Алексеевич разбогател и почему обанкротился. Да о том, сколько дворцов и особняков построили местные купцы по его примеру. И еще о том, сколько лишений вынесли вольчане после падения своего главного устроителя.

Нам же остается добавить, что при Злобине городская дума сформировалась и стали производиться городские дела. За время его управления городом состоялось измерение земли, принадлежавшей Вольску, владения которого определились в 40307 десятин. По его указанию была составлена «Обывательская книга 1786 года». В нее были включены самые подробные сведения едва ли не о каждом горожанине. За исключением купцов. 10 января 1787 года Василия Алексеевича избрали на второй срок. На сей раз выбирали из 6 кандидатов, как говорят сейчас. И Злобину отдали голоса 88 человек, против — всего один. Голова для развития городской торговли попытался получить заем в 200000 рублей. Но, судя по всему, получил отказ. Зато пришлось отстаивать право на городские угодья, которые захватывали колонисты и крестьяне, отказываясь при этом платить оброк. В феврале 1789 года В. Злобин попросил земляков больше не избирать его головой: размах дел в столице не оставлял времени на Вольск. И он напутствует избрать человека «с дарованиями и хорошего характера». Сам же обещает «помогать всеми моими силами».

О Василии Алексеевиче мы писали не раз, даже публиковали брошюру Г. Еланского о нем. Уже долгое время из одного издания в другое «кочует» портрет В. Злобина, хранящийся в Вольском краеведческом музее. Но есть еще один, который мы и хотим предложить вашему вниманию. Его оригинал хранится в музей В. А. Тропинина и московских художников его времени. Датируется он 1-ой четвертью XIX в. Ранее портрет приписывался кисти известного русского портретиста О. Кипренского, который мог встречаться с нашим земляком в Санкт-Петербурге. Но был ли его автором Кипренский или другой художник, никто однозначно утверждать не берется. Во всяком случае, считают искусствоведы, автору нельзя отказать в мастерстве, с которым написана эта работа. Плотными уверенными мазками лепит он объем лица, свободно и легко написана одежда. Художнику удалось передать фактуру бархатной ткани, переливы муаровой ленты. Коричневатый фон бросает теплый отблеск на лицо и одежду модели. Еще один портрет выставлен в стенах Государственного Русского музея.

Одни жгут, другие строят

После окончательного отъезда «именитого Вольского гражданина» в столицу бразды правления принял Василий Епифанович Епифанов. Запомнился он разве тем, что при нем случился опустошительный пожар, так называемый «епифановский». М. Владимиров писал: «Есть предание, что у городского головы Василия Епифанова под крышей дома водилось много голубей… Несколько человек недовольных наловили тех голубей, привязали к лапкам по пучку осмоленной пакли и подожгли… Городничий Попов узнал о пожаре но, будучи не в ладах с Епифановым, не подал ему своевременную помощь…». Огонь тогда уничтожил 372 дома. И начался строительный бум, строго по разработанному плану. В 1793 году во главе города стал Петр Михайлович Волковойнов, всего на два года. Но за это время успел добиться разрешения «разобрать «построенную в давних летах» Казанскую церковь и построить на ее месте просторный каменный храм во имя Живоначальной Троицы».

На смену ему пришел малоизвестный Андрей Архипович Канин. В 1799 вернулся П. Волковойнов, но ненадолго: опять наступила «двухлетка» Василия Епифанова. А затем новое имя: Иван Андреевич Расторгуев. В 1806 году опять востребованным оказался Петр Михайлович Волковойнов. С этого года головы стали получать жалование. Не думаем, что только это подвигло Семена Ивановича Расторгуева на «поход во власть». С ней он легко расстался к началу Отечественной войны 1812 года, уступив «трон» Петру Семеновичу Сапожникову. Всего на три года. И снова оказался востребованным Петр Михайлович Волковойнов. За отличную службу он получил золотую медаль на алой ленте. Видимо, больше у кормила власти оставаться было нельзя. И «сверкнул» Лев Иванович Расторгуев, умыкнувший у горожан в свою собственность дубовую рощу и перебравшийся преумножать капиталы в Екатеринбург. Там он построил великолепный дворец, в котором останавливались даже российские императоры. В 1821 году на выборах победил П. Волковойнов. Через три года второй раз в «одну и ту же реку» вступил Петр Сапожников. Но купеческие дела в Астрахани увели его из Вольска. Петр Семенович Сапожников родился в 1762 году в Малыковке Его отец, крестьянин, горячо поддержавший бунт Е. Пугачева, был казнен. За заслуги перед Астраханью портрет П. Сапожникова был помещен в ризнице Успенского собора.

Шесть лет городом правил Егор (Георгий) Федорович Курсаков, человек, заслуживающий отдельной публикации. Он появился на свет 1784 году в стенах дома вольского старообрядца Федора Курсакова. Мальчик с годами превратился в удачливого купца, сумел преумножить капиталы в Сибири. В 1825 году Егор возвращается домой с двумя сыновьями. Тюменский купец записывается во 2-ю гильдию вольского купечества, и даже становится городским головою. Нужно заметить, «прежде эта должность приносила лишь хлопоты, а не доход: даже своровать было нечего. Однако указом Екатерины купцам вменялось ее исполнять: без начальства нельзя». И Курсаков тянул лямку…

В 1833 году головой стал Расторгуев, но уже Гавриил Семенович, продержавшийся всего один срок. С 1837 по 1847 бывшей Малыковкой руководил Андрей Александрович Брюханов, которого заменил всего на один срок Петр Максимович Квасков. В 1851 году Брюханов вернулся на семь лет. Он был из тех купцов, которые имели не только капитал, но и связи, а потому занимались рискованными, но прибыльными операциями. Андрей Александрович Брюханов, купец первой гильдии, шесть раз избиравшийся городским головой, «постоянно», как отмечалось в его представлении 1850 году на звание коммерции советника, занимался «откупными делами по акцизно-откупному комиссионерству». Некоторые же купцы, нажившие состояния на откупах и не разорившиеся при этом, как В. Злобин, переложили свои капиталы в менее прибыльные, но более устойчивые сферы деятельности. В условиях Саратовского Поволжья этими сферами являлись торговля сельскохозяйственной продукцией и, в меньшей степени, изделиями местной промышленности и промыслов.

Похоже, Михаил Сергеевич Мельников к власти особенно и не рвался, и в 1861 году ему на смену пришел Лев Платонович Лутохин. И если первый оставил потомкам прекрасную усадьбу на Троицкой площади, то о втором известно крайне мало.

На этом мы заканчиваем первую часть своего нового проекта о тех, кто управлял нашими предками и нами 230 лет. Надеемся, что и вы, дорогие читатели, станете его участниками. И продолжите рассказ о наиболее ярких личностях, стоявших у власти все эти годы…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: