Старообрядцы

Древлеправославная община исстари владела в Вольске часовней в честь Честнаго и Животворящего Креста Господня, известной в народе более как Львовская. В часовне совершали свое служение многие бегствующие от ереси иереи, возносили к Богу свои теплые молитвы сотни христиан, в богадельне при часовне находили себе приют престарелые иноки-староверы.

В 1826 году было закончено строительство разрешенного высшей властью каменного обширного храма. Его строительство обошлось в 100 тысяч рублей и для скромного Вольска он был грандиозным сооружением.

«Но сердца старообрядцев ликовали преждевременно. С этого года померкло светлое небо над ними. Святить новую церковь не дозволили. Губернатор Голицын решил взяться железной рукой за старообрядцев. В 1826 году он велел снять кресты со старого храма в Вольске. Львовская часовня была обезглавлена, и это был первый тяжкий удар для вольских старообрядцев…. В 1830 году было разрешено допустить богослужение в новом храме, но снять с него кресты и колокола. Кресты и колокола сняли при громадной толпе рыдавших старообрядцев. «Это была, — говорит Соколов в своей книге, — одна из побед православия, которая, по своим последствиям, стоила ему дороже поражения».

«В 1845 году вольский каменный храм передан в единоверие. С ним перешло 30 человек, к которым потом прибавилось еще несколько старообрядцев. А заколоченная и запечатанная Львовская часовня все еще имела вокруг себя около 10 тысяч старообрядцев».

В 1826 году «в печальную и темную годину общего народного бесправия и суровых гонений на старую веру, по проискам господствующего духовенства, была совершена в г. Вольске, Саратовской губернии, вопиющее, варварское преступление: публично, при всеобщем плаче народа и осуждении, даже со старообрядческой Львовской часовни, которая была опустошена и запечатана.

И вот это святое место молитвы, утоления народного горя и душевных треволнений, постепенно разрушалось, и на месте святее водворилась «мерзость запустения», вызывавшее горькое чувство обиды за такое издевательство над святынями коренных русских и православных людей – старообрядцев….

Но вот наступило 17 апреля 1905 года. Старообрядцы заговорили о покупке этой часовни, находившейся в частном владении г. Померанцева, и об ее реставрации. Как и всегда бывает, намерения эти осуществились не скоро. Но слава Богу, все же они ныне осуществились. Часовня была куплена общиной старообрядцев, приемлющих священство, переходящее от господствующей церкви, и возобновлена в том виде, как она была 55 лет назад, — на средства завещанные покойной А.Ф. Мельниковой» — так писал о судьбе Львовской часовни в 1912 году журнал «Старообрядческая мысль».

14 сентября 1912 года состоялось торжественное водружение крестов на том месте, откуда они были низринуты духом злобы и нетерпимости. На торжество попранной правды собралось очень много народа. Радости древлеправославных христиан не было придела. Перед поднятием крестов вольский священник Георгий Гумилевский совершил молебен.

В нижнем этаже часовни, как и раньше, была устроена богадельня, где поселились несколько человек престарелых иноков.

Водружение крестов на Львовской часовне в 1912 г.

После закрытия Львовской часовни купец Ф. Н. Новиков в 1860 г. неподалеку от Легкого колодца построил молельный дом. Узаконить его долгое время не удавалось. Священники совершали службы тайно. Если бы случайно приезжий чиновник или иной какой ревизор вздумал внезапно нагрянуть в моленную, материально заинтересованный городовой должен был подать условный сигнал и пока у калитки возились и кряхтели над непослушным засовом, который долго не поддавался усилиям усердного сторожа, в моленной происходила волшебная перемена; священник сбрасывал ризы и скрывался в тайной глубине одного из близлежащих домов, все священнические принадлежности быстро запирались в сундуки. царские двери в иконостасе заставлялись широкими старинными иконами, а на середину амвона выходил тихий и кроткий старичок Лаврентий Ефимыч, который благолепно «замолитвовал» и читал все, что полагается наставнику. Ревизор наглядно убеждался, что никакого беглого священника здесь и следов нет, и отправлялся восвояси.

Вот как любопытно описал наших христиан того времени И. Жилкин: «С того двора, где я жил, каждую субботу, лишь только в единоверческой церкви раздастся первый удар тяжелого колокола, выходил строгий, высокий старик, в длинном, широком халате старинного покроя с волосами, остриженными «в кружало», смазанными древянным маслом и причесанными прямым пробором. И картуз сидел на нем строго и прямо, и походка его сосредоточенно-строгая. За ним вскоре выходит жена его, в платке, низко надвинутом на глаза, и лицо ея, по чистоте и строгости выражения, близко напоминает темные лики старых икон, которым она неустанно молится. Они идут ко всенощной в «беглопоповскую моленную». Они принадлежат к большой, многотысячной старой церкви, и жизнь их, при всей религиозной суровости, носит печать спокойной, удовлетворенной и уверенной в себе старой культуры».

С конца 1880-х годов в Вольской общине служил священник Георгий Гумилевский.

Дочь Новикова А.Ф.Мельникова выстроила рядом большую каменную церковь в честь Успения Божией матери. В июле 1886 года богослужение в церкви было разрешено.

Храм в честь Успения Божией Матери

Через некоторое время Вольск становится крупным центром Древлеправославия. В 1890 г. здесь проходит первый Вольский Съезд, древлеправославных христиан, а также и все последующие Вольские Съезды (1901, 1903, 1904 и 1906 гг.), получившие в церковной истории наименование «Вольские». В 1912 г. в Вольске состоялся IV-й Всероссийский Съезд древлеправославных христиан.

После 1905 года настоятелем Успенской церкви служил священник Никола Микульшин.

После революции в 1936 г. Успенский храм был закрыт и конфискован безбожниками. В обезображенном здании Успенской церкви размещался винзавод, затем швейная фабрика, а впоследствии спортивная школа.

5 августа 1937 года в Вольске был арестован настоятель прихода священник Филипп Прокофьевич Вахтин. 7 октября 1937 года тройкой УНКВД по Саратовской области  отец Филипп был приговорен к  ВМН за «антисоветскую агитацию», а 13 октября расстрелян в Вольске.

До войны в Вольской общине совершал служение отец Илларион. Он был родом из Самодуровки ныне Белогорное. В Успенской церкви был рукоположен в диакона, а затем в священника. Матушку его звали Матрона. У них было четверо детей: Агрипина, Петр, Дросида и младший Иоанн. Старожилы рассказывали, что все дети у батюшки хорошо пели. На клиросах в то время было до 100 человек певчих. В большие праздники запрягали лошадей и ездили прославлять Бога в другие приходы. По дороге пели тропари и кондаки праздникам.

Из Вольска отец Илларион был переведен в Еланку, где тоже была наша Церковь. Однажды случилось Батюшке идти одному из Бланки в Маянгу, по дороге его догнали на лошади неизвестные люди и сильно избили. После этого здоровье отца Иллариона пошатнулось, и прожив два года он отошел в мир иной.

Церковная жизнь Вольских христиан протекала довольно активно и после закрытия Успенской церкви . В Вольске в домовом храме совершались тайные архиерейские хиротонии.

Так во время войны, 2 октября 1944 г. в молитвенном доме была совершена хиротония епископа Паисия (Петра Даниловича Феоктистова), который возглавлял Вольскую кафедру вплоть до своей смерти 10 октября 1950 г.

В середине 50-х годов христианами был куплен большой каменный дом у Бондарки, вдоль реки Волги, который был переоборудован под церковь. Внутри был устроен и освящен алтарь. В церкви стали совершатся службы Божественной Литургии. Настоятелем храма в то время был отец Иоанн Исаев.

Священник Иоанн Исаев

Радость древлеправославных продолжалась недолго. Вскоре и эта церковь была закрыта властями, а прихожане были вынуждены собираться для молитвы на дому. В желающих предоставить свой дом для общественного богослужения недостатка не было. Много лет община так и кочевала из одного христианского дома в другой, перенося по ночам в мешках тяжеленные церковные книги и утварь.

В конце 1987 года в Вольская древлеправославная община была официально зарегистрирована был открыт  приход. В 1988 году верующие купили дом и переоборудовали его для церковных богослужений. Регулярно в Вольск приезжал по совместительству обслуживающий этот приход священник Петр Онуфриенко и совершал службы Божественной Литургии.

В конце концов, восторжествовала и историческая справедливость — многострадальное и обезображенное здание Успенской церкви было все же возвращено древлеправославным христианам.

По благословению архиепископа Геннадия (Антонова) это здание было разобрано, и на его месте из того же кирпича под руководством прот. Петра Онуфриенко была воздвигнута новая церковь в честь святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла.

Протоиерей Петр Онуфриенко — строитель храма в честь св. ап. Петра и Павла.

В 1995 году настоятелем храма был поставлен священник Александр Семиклетов.

С сайта http://ancient-orthodoxy.narod.ru/life/Volsk.htm

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: