Ауди
медицина

1759. Злобин, Василий Алексеевич  E-mail

Злобин, Василий Алексеевич

Злобин, Василий Алексеевич — вольский именитый гражданин, откупщик, известный своей предприимчивостью, благотворительностью и богатством, по словам Н. И. Костомарова, человек гениальный на поприще торговых спекуляций. Сын бедного удельного крестьянина села Воскресенского (ныне Саратовской губернии) Алексея Никифорова Половника, по прозвищу Злобин, родился около 1757—1760 гг., умер в Саратове 21 августа 1814 года.

Его отец служил сперва сельским писарем в Воскресенском, а затем перешел на ту же должность в более зажиточное соседнее село Малыковку, впоследствии уездный город Вольск. Не унаследовав от отца, по счастью, губительного пристрастия к горячительным напиткам, Василий Злобин поначалу добывал пропитание пастушеским трудом, а затем, овладев ремеслом отца, работал писарем в Барановской волости и в волостной избе Малыковской слободы. Не в пример отцу, Василий обладал нравом мягким и кротким, был услужлив в обращении к старшим, обходителен со всеми.В конце 1772 года Василий был послан с каким-то поручением за Волгу и на реке Большом Иргизе, в селе Мечетном (ныне город Николаевск Самарской губ.), встретился случайно с Емельяном Пугачевым, подговаривавшим Яицких казаков к побегу на Кубань и выдававшим себя за императора Петра III. Василий, несмотря на свои юные годы, понял опасность замыслов Пугачева и поспешил обратно к брату, который, как волостной голова, распорядился схватить бунтовщика и доставить его с провожатыми в Казань, где 4 января 1773 г. Пугачев был посажен под крепкий караул, из-под которого он, однако, бежал 27 мая того же года на Яик. Сметливость Василия и счастье вывели его в люди.
Случай, явившийся в лице генерал-прокурора князя Александра Алексеевича Вяземского, помог Василию Злобину завести самые полезные связи в столице. В Малыковке князь оказался проездом в свое имение Царевщину. Догадливый писарь подбил членов волостной избы поднести Вяземскому живого осетра, и удивил его размерами царской рыбы в изобилии водившейся в волжских водах. За обедом, к которому с аристократической ласковостью были приглашены дарители осетра, зашел разговор о выборе земли, которой императрица Екатерина II пожаловала генерал-губернатора. Злобин предложил взять находившуюся среди немереных заволжских земель в 29 верстах от Малыковки неизвестно кому принадлежащую деревню Маяньгу и угодил князю.

Александр Алексеевич пригласил Злобина в Петербург и сделал его своим компаньоном в различных откупах, суливших неслыханные барыши. "Ты будешь, сказал он, моим орудием, будешь полным хозяином снятых откупов; капитал и залоги мои; пользы общие; вот условие". Злобин торговался на миллионы. За ним остались несколько губернских и уездных городов с уездами. Покровительство князя и смелый ум благоприятствовали ему. В два-три года он сделался миллионером, получая на свою долю чистого дохода в год до 500000 pуб. После этого он стал отдельно торговаться с помощью залогов и поручителей. Как сообщает биограф Злобина протоиерей В.Г.Еланский, произошло это возвышение в откупах не сразу. Первоначально Василий Алексеевич устраивал дела князя Вяземского в его Царевщинском имении, где построил экспериментальный винокуренный завод.

В 1780 году в связи с образованием Саратовского наместничества Малыковка указом императрицы вместе с другими четырьмя селами была обращена в город Волгск. (7 ноября 1780 г. последовал указ имп. Екатерины II об открытии городов: Вольска, Хвалынска, Кузнецка и Сердобска.) Безнадзорные дворцовые и экономические крестьяне Малыковки были почислены в мещане. Первым городским головой нового г. Вольска был Иван Вавилович Расторгуев, одним из бурмистров Иван Алексеевич Злобин, старший брат B. А., а в числе ратманов состоял и он сам. По истечении 3 лет, 3 февраля 1784 г. Саратовский наместник генерал-майор И. И. Поливанов предложил Вольскому обществу произвести новые выборы. 7 февраля общество единогласно избрало городским головой В. А. Злобина которому не было еще и 25 лет. В течении первого трехлетнего срока энергичный градоначальник разработал подробный план строительства города, который в 1773 году в годы пугачевщины сгорел почти до пустоты. Только при нем городская дума сформировалась и стали производиться городские дела. При нем в 1786 г. была составлена городская обывательская книга, в которую занесены по алфавиту все жители города со своими семьями и владениями.

9 января 1787 г. Злобин был избран на новое трехлетие. За время его управления городом состоялось измерение земли, принадлежавшей Вольску, владения которого определились в 40307 десятин. 27 января 1789 г. Злобин прислал из Саратова извещение своим согражданам о том, что он не будет присутствовать на выборах, что поручает своему брату бурмистру отправление обязанностей головы и просит о своем увольнении от выборов и избрании на свое место другого вполне достойного гражданина. В. А. отвлекали дела то на восток и Сибирь, то на север в Москву и Петроград или на юг в Астрахань и Одессу, ввиду этого городское общество освободило его от должности.

О размахе винного производства Злобина дает хорошее представление всего лишь не-сколько записей в документах Волгского казначейства: «25 июня 1795г. Указ из Саратовской Казенной палаты Волскому имянитому гражданину Василью Злобину в перевоску в Камышен из питейной откупной четыре тысячи восемь сот девяноста пять рублей …а всего 5000 рублей з записною в расход и роспискою ево Злобина в книгу».  Для того, чтобы получить такую огромную сумму денег, необходимо было выкурить и продать целое море водки.
О цене на «хлебное вино» можно узнать из следующей записи, в которой упоминается один из компаньонов Злобина: «1 февраля 1793г. Указ из Саратовской Казенной палаты о выдаче гвардии капитану порутчику Дмитрию Резанову за доставленную поставку вина в город Волск четыре тысячи триста семьдесят одно ведро на нынешний 793 год с генваря месяца по 795 год по законтрактованной цене денег по одному рублю по одной копейке. За принятыя еще вином бочки по одному рублю по дватцати копеек за каждую».

Другим не менее выгодным источником доходов Злобина стали откупа на соль из Элтонского озера и других озер в низовьях Волги и ее продажа в двадцати губерниях. По его словам, он имел 1000 руб. барыша в день.

Кроме этих главных источников дохода Злобин был владельцем множества мукомольных мельниц, садов, винокуренных заводов, магазинов. В лучшие свои годы Злобин получал до полумиллиона ежегодной прибыли и был, без сомнения, одним из богатейших торговых капиталистов России.
Память о мягкосердечии Злобина надолго пережила его самого. Рассказывали, что один купец задолжал ему большую сумму, и по закону должен был продать все свое имущество в уплату долга. "Это ужасно, -сказал Злобин, - быв прежде богатым, лишиться всего и выйти из собственного дома. Что если и со мной когда нибудь то же будет!" Он не только отсрочил срок платежа, но и дал купцу средств продолжить его торговлю. Говорили, что, держа в руках расписки другого должника, Злобин вспомнил, что тот обременен большой семьей. Он взглянул на иконы, вздохнул и разорвал рас-писки со словами: "И остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим."
Как свидетельствует Леопольдов: «Каждый день Злобина начинался щедрою раздачею денежного подаяния нищей братии от избытка его. Были в Волгске и такие семейства, которые ежемесячно получали от него пособие в виде пенсии. Крупные статьи благотворения делал сам и никогда не оглашал их в среде народа».  
Более всего, без сомнения, Василий Алексеевич Злобин сделал для своего родного города. Храмы и другие здания построены им с отменным вкусом, и Вольск по сей день остается заповедником чистого русского классицизма.
Н.Костомаров, посетивший Вольск в 1857 году, приводит рассказ одного из старожилов города. Прожив несколько лет в Петербурге, Злобин решил посетить свой родной город. Подъезжая к Вольску, на горе, он вышел из экипажа, опустился на колени, и, глядя на утопавшие в садах улицы, со слезами произнес: "Господи, прошу Тебя, помоги мне сделать что-нибудь хорошее из этого уголка!"
«Этот уголок» Злобин считал своим единственным отечеством. Здесь в Вольске был его единственный собственный дом. В других городах, будь то Петербург или Астрахань Злобин чувствовал себя как на постое. По воспоминаниям Ф.Ф.Вигеля: «Пол жизни проведя в Петербурге, он в столице жил, как на ночлеге, не обзаводясь ни домом, ни дачею…»  
Широкая благотворительность открыла Злобину вход в царские покои. Он был отмечен вниманием трех монархов, 18 именных Высочайших повелений отмечали его особые заслуги перед государством. Василий Алексеевич, сохранивший и среди столичной знати все привычки, поступь, речи и поговорки, одежду и бороду вольского мещанина, удивлял еще и своим полным равнодушием к гонке за ордена-ми и чинами, которой не гнушались и знатнейшие лучшие люди эпохи.

Кружка ЗлобинаГлавное, чем он дорожил, было звание Вольского именитого гражданина и три жалованных золотых медали. Первая на Аннинской ленте была пожалована Екатериной II, другая на Владимирской - императором Павлом Петровичем, последняя осыпанная бриллиантами была пожалована Александром I. На этой самой роскошной медали с бриллиантами по окружности на обороте было выбито: «Вольскому именитому гражданину Злобину за отличное усердие, к пользе короне при питейных откупах оказанное. 1801 год». С этими тремя медалями Злобин изображен на портрете работы известного художника Кипренского, который в 1880 году был пожертвован городу купцом Т. З. Епифановым.а в Вольской картинной галерее.
Была у Василия Алексеевича еще одна драгоценная награда – серебряная кружка с надписью: «Вольскому именитому гражданину Василию Злобину. В знак монаршего благово-ления, за усердие и труды, обозначенные им по разным делам, ему поручаемым. 1790 год».

Память о мягкосердечии Злобина надолго пережила его самого. Рассказывали, что один купец задолжал ему большую сумму, и по закону должен был продать все свое имущество в уплату долга. "Это ужасно, -сказал Злобин, - быв прежде богатым, лишиться всего и выйти из собственного дома. Что если и со мной когда нибудь то же будет!" Он не только отсрочил срок платежа, но и дал купцу средств продолжить его торговлю. Говорили, что, держа в руках расписки другого должника, Злобин вспомнил, что тот обременен большой семьей. Он взглянул на иконы, вздохнул и разорвал рас-писки со словами: "И остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим."
Как свидетельствует Леопольдов: «Каждый день Злобина начинался щедрою раздачею денежного подаяния нищей братии от избытка его. Были в Волгске и такие семейства, которые ежемесячно получали от него пособие в виде пенсии. Крупные статьи благотворения делал сам и никогда не оглашал их в среде народа». 

Жена З. Пелагея Михайловна повсюду сопровождала мужа, живя в роскоши и богатстве. Она, придерживаясь строгих правил старообрядчества, не могла признать брак своего сына с англичанкой и удалилась из Петрограда сперва в Вольск, а затем в Иргизский старообрядческий монастырь, где и скончалась в 1803 г.
Сложность предприятий, задуманных З., и слишком доверчивое отношение к людям, с которыми он вел дела, злоупотребления служащих, которым он по своей снисходительности прощал, привели, к концу его жизни, состояние его в упадок. Сам зазнавшись, он стал неосторожно обращаться с влиятельными людьми, которые повредили ему из мести и зависти. Однажды на вечере у одного знатного лица Злобин играл в карты, к нему подошел обер-полицеймейстер и сказал: «Василий Алексеич, у вас в доме пожар». Злобин совершенно спокойно отвечал: «На пожаре должно быть вам, а не мне», и продолжал игру. Дом сгорел и в нем векселя и другие документы. Это пошатнуло благосостояние богача, а рискованные и неудачные предприятия по поставкам во время отечественной войны совсем доконали его. Миллионер стал нищим. Перед смертью он обратился в единоверие («Саратовские Губернские Ведомости» 1875 г., статья о городе Вольске). Пошатнувшиеся дела и преждевременная смерть его единственного сына сильно подействовали на З. Он умер в Саратове 21 августа 1814 г., его тело было перевезено в Вольск, где оно и покоится на Соколовом бугре; здесь покойный соорудил церковь и семейный склеп.Разрушающийся дом Злобина

После смерти В.А. Злобина в 1814 г. государственная казна испытала ряд горьких разочарований. Оказалось, что разорившийся винный откупщик оставил после себя долгу 4098141 рубль, в том числе не обеспеченных никакими залогами 2264302 руб.54,25 коп.  Оставшаяся после Злобина недвижимость была немедленно конфискована. Особняк Василия Алексеевича, усадьба умершего годом ранее своего сына Константиногорск, Гостиный двор, и еще несколько десятков зданий сделались казенной собственностью. Однако великолепные дома, оставшиеся без хозяев, под казенным присмотром быстро разрушались.
К 1830 году пронырливые волгские мещане по кирпичику разобрали Константиногорск, усадьбу Константина Злобина, занимавшую целый квартал 180 на 40 сажень, где, по-мимо всего прочего, размещалось первое учебное заведение Вольска – пансион «Пропилеи». Для сохранения дома самого Василий Злобина в нем в 1831 году разместили переведенную из Саратова школу военных кантонистов.

Между прочим, были проданы с торгов 5000 десятин земли, приобретенных его сыном. Внук В. А. стал хлопотать о возвращении ему этого имения его отца, как неправильно проданного за долги деда. Дело продолжалось несколько лет, и только имп. Николай Павлович приказал вместо возвращения имения выдать просителю 100000 руб., чем он и удовлетворился. Многие из лиц, работавших совместно или под начальством В. А., сами составили себе состояние и известность, как-то: Сапожников, Расторгуев, Рюмин, Брюханов и др.

 

Кто на сайте

Сейчас 111 гостей онлайн

Расписание

Расписание движения городских автобусов

Поиск по сайту

Справочник города Вольска.

Тут есть ответы на большинство Ваших вопросов.

История




Powered by Dapmoed